Мария А., 34 года: история выздоровления

Я обратилась в клинику «Альянс КРК» по поводу своего мужа – после того, как он вернулся из зоны военных действий (он контрактный военнослужащий), его никак не отпускало психологическое напряжение. Врачи – консультанты работали с нами – эффекта было мало. Через какое-то время заметила, что Дима стал выпивать все чаще, причем в больших количествах. Уже спать не ложился, пока не опустошит пять-шесть бутылок литровых пива. Ругаться, беседовать – было бесполезно. У него на все был готов ответ: «Психолог мне не помог, сама знаешь, а мне плохо». Я думала, что это пройдет, временное явление. Но проблема усугубилась, причем сильно. От того, что не мог найти себе применение на гражданке, Дима стал агрессивным, мог наорать на меня и дочку ни за что. И после этого даже не попросить прощения. Когда он на меня поднял руку впервые, я была в таком шоке, что даже плакать не могла. На следующий день мы собрали сумки, и, пока его не было, вышли из дома и поехали к моей маме. Уже просто страшно было за свое состояние и за дочкину психику. Через неделю он объявился на пороге маминой квартиры – обещал исправиться, сказал, что согласится на любые варианты лечения, предложенные мною. Я выбрала длительный курс лечения в наркологической клинике и обстоятельные беседы с психиатром при моем участии, как пострадавшей стороны. Врач сказал, что имела место моральная травма, поэтому психика так отреагировала. Но ситуацию можно поправить – было бы желание. Если бы врач мне сказал, что дело бесполезное – я уже готова была выйти из клиники и никогда с этим человеком не общаться. Но врач обнадежил, подтвердил, что все не так плохо, как кажется. Назначил курс лечения, муж его прошел, потом еще раз повторно. Больше подобных приступов не было ни разу, не пьет вообще, дочку на руках носит и корит себя за то, что посмел нас так напугать. Все наладилось, чему я очень рада.

Другие истории выздоровления

Максим З., 41 год
Наркомания страшна не только для самого наркомана, но и для его близких, которые переживают, глядя на то, как медленно, но верно гибнет их родной человек. При этом зачастую помочь самостоятельно нет возможности.

Сестра максима Анна видела, что с братом происходит что-то нехорошее, но не могла понять, что именно. Ей даже в голову не могло прийти, что ее брат в достаточно зрелом возрасте свяжется с наркотиками. Однако это все-таки произошло. Максим давно в разводе, у него есть дочь-старшеклассница, он виделся с ней достаточно часто, бывшая супруга не препятствовала. Но когда он начал падать в яму наркомании, для него перестали существовать близкие люди. Их он рассматривал только как источник дохода. Начал требовать денег у бывшей жены, даже на глазах дочери устраивал неприятные сцены. После этого супруга запретила видеться с дочерью, да Максим и не настаивал, у него была иная цель – где раздобыть денег на очередную дозу. Он начал брать деньги у сестры. Сначала просил, давил на жалость. Когда этот прием перестал работать, начал угрожать суицидом. Анна не выдержала и обратилась к нам в клинику, сначала одна, поделившись бедой.

Наш врач психиатр-нарколог Ширяева Елена Владиславовна посоветовала, какими словами и действиями можно уговорить и убедить Максима прийти самому. И через несколько дней Анна с Максимом стояли на пороге нашей клиники вместе.

Максим, благодаря Елене Владиславовне, понял и осознал всю глубину своей беды и сам принял решение о реабилитации и лечении в нашей клинике.

Специально для него Елена Владиславовна составила подробную программу лечения, основной частью которой является полная детоксикация организма и чистка печени. Следующий период – реабилитация, где пациенту был назначен курс витаминов и необходимых иммуностимулирующих средств для восстановления.

Сейчас Максим здоров, не принимает наркотики, и оборвал все связи с прошлой компанией. Готовится к выпускному своей дочери.
Виктор Э., 34 года
Уверенный в себе мужчина, имеющий свой бизнес и семью чуть было не потерял это за очень короткий срок. Всему виной стала наркомания.

После рождения ребенка Виктор стал больше работать, чтобы его семья ни в чем не нуждалась. Но не всегда на работе все шло гладко, и как-то случилось так, что очень важный договор сорвался, несмотря на все усилия Виктора. Он рассчитывал на эту сделку и уже распланировал будущий доход.

После работы он зашел в кафе, где встретил старого приятеля. Тот выглядел весьма представительно – дорогой костюм, часы. На расспросы Виктор предпочитал отмалчиваться, говорил, что временные трудности. Но потом не выдержал и рассказал все – и о большом кредите, и о сорвавшейся сделке, о жене с сыном, рассказал все.

Товарищ понимающе покивал, и сказал, что у него есть решение всех проблем Виктора. Тот в отчаянии согласился попробовать наркотики. После этого он ощутил, что ни проблемы в семье, ни в финансовом плане, ни рабочие вопросы его больше не волнуют. А беспокоит лишь наличие постоянного кайфа, которого мозг требовал все больше и больше.

Супруга Виктора практически силком привела его к нам в совершенно невменяемом состоянии, когда уже и работы практически была потеряна, и бизнес катился под гору.

Наш специалист Кузнецов Алексей Геннадьевич взял этот случай под свой строгий контроль и провел все необходимые процедуры: полную детоксикацию организма и введение специальных препаратов для снятия симптомов ломки. После этого Виктор был помещен в нашу клинику для реабилитации, и Алексей Геннадьевич разработал специально для него восстановительный курс, куда входила витаминная терапия, психологическая помощь и консультации, специальные физические упражнения, направленные на восстановление поврежденных наркотиками мышц.

Сейчас Виктор более года не принимает наркотики, поправил свой бизнес и летом планирует с семьей отпуск за границей.
Наташа Г., 27 лет
Росла я сильно увлекающимся ребенком. Пыталась браться за все подряд, но кроме рисования надолго меня ничего не увлекало. Мне очень не нравилось, когда меня родители постоянно заставляли что-либо делать, не пускали гулять, запрещали класть локти на стол, "пока не прочитаешь вслух от сих до сих, гулять не пойдешь!". Я обожала издеваться над братом, хотя в школе в обиду его не давала.

Дома всегда было много народу. Приезжали родственники, часто устраивали праздники, пели и танцевали. Потом папа начал серьезно спиваться, бил меня собачим поводком. Всех моих друзей и знакомых он считал идиотами. У меня появилась агрессия. Дома стало плохо и я начала выбиваться "в улицу".

Мне 12 лет. Папа с мамой уехали на Новогодние праздники в Испанию...