Роль социальных взаимодействий в нарастании патологического влечения к ПАВ

Недавнее исследование коллектива американских ученых наглядно показало, что позитивное социальное взаимодействие у лабораторных животных значительно снижало вероятность последующего самостоятельного возврата к введению наркотиков.

Общение взамен наркотиков

1.jpgИсследователи изучали влияние социальных коммуникаций на инкубацию тяги к наркотикам - феномена, при котором потребность в наркотиках постепенно нарастает по мере отсутствия свободного доступа к ним. Этот же феномен характерен и для многих пациентов во время вынужденного воздержания от наркотиков и зачастую становится причиной «срыва» или рецидива заболевания и выхода из лечебных программ.                                        

Исследователи предоставили крысам, которые были предварительно обучены самостоятельно вводить наркотик, выбор между героином или метамфетамином и вознаграждающим социальным взаимодействием и обнаружили, что большинство крыс выбирали коммуникацию с сородичами, а не введение ПАВ. 

Более того, крысы, самостоятельно воздерживающиеся от наркотиков—в отличие от вынужденно воздерживавшихся—были защищены от инкубации патологического влечения к наркотикам.        

Все дело в миндалине

Авторы работы изучили нейрофизиологическое механизмы, лежащие в основе протективного воздействия положительных социальных коммуникаций на «созревание» патологического влечения к ПАВ у грызунов. Как оказалось, ведущую роль в этом процессе играют две особые субпопуляции ГАМК-ергических нейронов в миндалевидном теле головного мозга. 

Как известно, миндалевидное тело (corpus amygdaloideum) – парные симметричные образования, по форме напоминающие ядро миндаля, заложенные в толще белового вещества височных долей головного мозга и являющиеся частью обонятельного мозга.   Известно, что чем глубже располагаются мозговые образования, тем более эволюционно древними они являются, и соответственно отвечают за базовые, жизненно необходимые функции: миндалины, в частности, отвечают за вегетативные функции, эмоции, обонятельные и вкусовые ощущения, а также за формирование долгосрочной памяти и принятие решений. 

Также миндалевидное тело играет определенную роль и в социальном функционировании: так, известно, что на размер миндалины может оказывать влияние количество социальных контактов, в которых задействован человек и число социальных групп, к которым он принадлежит – чем шире и разнообразнее сеть социальных коммуникаций, тем больше миндалина.           

Строение миндалины:

3.jpg Миндалевидное тело состоит из нескольких структур:

·        базолатеральный комплекс,

·        кортикальная часть,

·        медиальное ядро,

·        центральное ядро

Базолатеральный комплекс, в свою очередь, делится на латеральное, базальное и добавочное ядра.

Роль миндалины в формировании зависимого поведения

4.jpgДанное исследование, изучающее нейрофизиологические механизмы формирования зависимого поведения, локализованные в миндалевидных телах, является далеко не первым и не последним. 

Ранее уже было установлено, что у крыс, нейтрально относящихся к алкоголю, базолатеральные ядра миндалины имеют большую площадь и содержат больше интернейронов (вставочных нейронов, получающих и передающих сигналы от одних нейронов к другим, играя роль коммутаторов), чем у крыс, предпочитающих алкоголь. 

Как указывалось выше, в миндалине имеются две непересекающихся популяции ГАМК-ергических нейронов, которые различаются по экспрессии белков протеинкиназы Cδ (PKCδ) и соматостатина. 

Последнее исследование объясняет механизмы защитного эффекта социального взаимодействия на инкубацию влечения у грызунов, показывая, что оно опосредовано активацией PKCδ -экспрессирующих нейронов в центролатеральной части миндалины. 

Ученые также обнаружили, что для инкубации тяги к наркотикам после вынужденного воздержания решающее значение имеет активация пептида соматостатина. 

Таким образом, воздержание от ПАВ, вызванное добровольным «социальным» выбором, предотвращает инкубацию тяги к ПАВ, и этот эффект связан с активацией PKCδ-экспрессирующих нейронов в центролатеральной миндалине и их ингибированием (торможением) в центромедиальных ядрах миндалины. 

И наоборот, инкубация влечения после вынужденного воздержания была опосредована активацией определенных соединений, приводящих к активации нейронов в центромедиальной миндалине. Таким образом нейрофизиологические механизмы, происходящие в миндалевидном теле способны модулировать (ингибировать или потенцировать) патологическое влечение к наркотикам.

Сработает ли модель «социального выбора» у людей?

5.jpgМодель «социального выбора» у лабораторных животных уже имеет клинические последствия, и несколько рабочих групп инициируют исследования механизмов выбора между вознаграждающими социальными взаимодействиями и приемом ПАВ в человеческой популяции. 

Ученые надеются, что новые данные будут стимулировать более широкие исследования социальных подходов к лечению, которые, в свою очередь, могут способствовать восстановлению нормального функционирования миндалевидного тела, как одного из факторов снижения риска рецидивов и способствовать формированию качественных длительных ремиссий.



« назад