Кетамин в лечении алкоголизма

Патологическое употребление алкоголя является причиной примерно 3,8% всех смертей в мире, однако современные меры по борьбе с расстройствами, связанными со злоупотреблением алкоголя, имеют ограниченную эффективность. Таким образом, поиск альтернативных методов лечения является на сегодняшний день актуальной задачей.                                  

В исследовании группы американских ученых, финансируемом за счет грантов Национального института по борьбе со злоупотреблением алкоголем и алкоголизмом (NIAAA), Национального института по борьбе со злоупотреблением наркотиками (NIDA) и психиатрического института штата Нью-Йорк, изучалось действие однократной инфузии кетамина в сочетании с мотивационной психотерапией для лечения расстройств, связанных с употреблением алкоголя.

Кетамин является неингаляционным анестетиком, применение которого в медицине и ветеринарии в настоящее время строго ограничено российским законодательством. Однако до ужесточения правил в ряде научно-исследовательских центров в СССР проводились исследования по применению кетамина при лечении как алкогольной, так и наркотической зависимости (прим. переводчика). 

Дизайн исследования

Участники пилотного исследования (N=40), из которых количество мужчин  и женщин было примерно одинаковым (52,5% женщин), среднего возраста (ср. возраст - 53 года),  преимущественно белой расы (70,3%) и в основном работающие (71,8%) до начала исследования потреблявшие в среднем пять «дринков» (в США 1 дринк = 14 г спирта)  в день были рандомизированы для получения субанестетической дозы кетамина (0,71 мг/кг, N=17), который вводился внутривенно в течение 52-х минут, или мидазолама (0,025 мг / кг, N=23). 

По словам исследователей, данная доза кетамина была выбрана потому, что это была самая высокая доза, переносимая участниками предварительных исследований.  В группе контроля участники получали мидазолам – бензодиазепин короткого действия, который был выбран в качестве активного контроля, потому что он несколько изменяет сознание без какого-либо стойкого влияния на алкогольную зависимость. 

Инъекции препаратов осуществлялись в течение второй недели 5-недельного амбулаторного режима мотивационной терапии. Употребление алкоголя после инфузий оценивалось с помощью шкалы ретроспективного определения ежедневного объема потребления психоактивных веществ (TLFB - от англ. Timeline Followback, при этом употребление алкоголя (или воздержание) подтверждалась тестированием мочи на этилглюкуронид. 

Также применялись визуальная аналоговая шкала, оценка абстиненции и модифицированная шкала воспринимаемого стресса.

Результаты исследования

Результаты показали, что 47,1% участников из группы кетамина и 59,1% из группы мидазолама употребляли алкоголь в течение 21 дня после инфузии; 17,6% и 40,9%, соответственно, имели абузусное употребление алкоголя. 

Исследователи отметили, что время первой пробы алкоголя после инфузии было сопоставимо между группами, но основным отличием характера приема алкоголя в группе кетамина было то, что участники не теряли количественный и ситуационный контроль, они были в состоянии прийти в себя и остаться в программе. 

Вероятность абузусного употребления алкоголя существенно не менялась после лечения в группе кетамина, но значительно увеличивалась с каждым днем после инфузии мидазолама. Для группы кетамина время до наступления рецидива также было значительно больше. Достоверных различий между группами в показателях выраженности абстиненции, тяги к алкоголю или чувствительности к стрессу выявлено не было.                             

Наиболее частыми нежелательными явлениями после лечения были седация (заторможенность), наблюдаемая у 12 членов группы мидазолама и у восьми членов группы кетамина; и головная боль, наблюдаемая у четырех и шести членов соответственно. Хотя два пациентов из кетаминовой группы испытали умеренное возбуждение в течение 1 часа после инфузии, ни в одной из этих групп не было зарегистрировано случаев стойких психоактивных эффектов.     Ни один из участников, получавших кетамин, не выбыл в течение периода исследования; среди тех, кто получал мидазолам, выбыли шесть человек. 

Таким образом, инфузии кетамина значительно увеличивали вероятность абстиненции, удлиняли время до наступления рецидива и снижали вероятность формирования запоев по сравнению с мидазоламом. Инфузии кетамина в целом были хорошо переносимы, и ни один участник не был исключен из исследования в результате НЯ.    

Обсуждение

"Я думаю, главная идея заключается в том, что поведенческая психотерапия может быть полезной при лечении болезней зависимости,  но есть некие уязвимые слабые места, которые могут помешать этому" - пишет исследователь данной работы Elias Dakwar.  

«Кетамин, по-видимому, обладает определенными свойствами для устранения этих уязвимостей".                                   Полученные данные подтверждают результаты уже опубликованного несколько ранее в Великобритании исследования, которое показало, что однократная доза внутривенного кетамина плюс терапия, направленная на проработку связанных с употреблением алкоголя "дезадаптивных воспоминаний о вознаграждении", снижает как потребность в употреблении алкоголя, так и сам факт употребления алкоголя больше, чем монотерапия кетамином (без психотерапии) или монотерапия+плацебо-инфузия. 

Однако в британском исследовании принимали участие пациенты, употреблявшие алкоголь с вредными последствиями без диагностированного у них алкоголизма.                                                                                                

Также ранее уже сообщалось о "многообещающих результатах" при использовании кетамина для лечения кокаиновой зависимости, которые включали в себя повышенную мотивацию бросить курить/ингалировать и снижение тяги к ПАВ.                                                                                         

«Эти предварительные данные указывают на новые направления в комплексной психо- и фармакотерапии расстройств, связанных с употреблением алкоголя, однако для воспроизведения подобных многообещающих результатов в будущих исследованиях потребуется гораздо большая популяция пациентов ", - пишут исследователи. 

Другие ограничения, помимо небольшой выборки пациентов, включают в себя короткий период наблюдения и тот факт, что только половина участников была доступна для последующего телефонного интервью спустя 6 месяцев после лечения.




« назад