Тамара П., 37 лет: история выздоровления

Мой муж любил выпить всегда, но с течением времени эти проблемы все усугублялись, помочь я ему не могла: уже не было стопора у человека. Просто падали все рамки, муж становился животным. Иначе не назовешь – пьяным животным. Впоследствии даже привычки бытовые изменились: стал неопрятным, грубым, мог несколько дней не менять одежду и душ не принимать. И это бывший аккуратист, отглаживающий складочки. Ясное дело, что нужно было срочно менять ситуацию. Ни я, ни родители мужа не могли повлиять на его пьянство. Он достал уже до такой степени, что мы к маме моей перебирались с детьми каждые два дня: как папа наш отдыхать планирует. Я решила, что тут помогут только кардинальные меры, и когда муж упился до чертиков, вызвала службу наркологической помощи и его увезли в клинику. Телефон специально ему не дала с собой – довел бы приказами его домой вернуть. А с врачами созванивалась каждый день. Очень долго лечились, я сама не ожидала даже. Но отступать некуда – за нами Москва, поэтому тянула из последних сил. Зато результат стоил всех переживаний и проблем. Муж сейчас не пьет, я даже не спрашиваю его о впечатлениях о лечении – боюсь спугнуть счастье. Пишу здесь, потому что кому-то это может придать сил на пути к выздоровлению.

Другие истории выздоровления

Роман Р., 24 года
Мои проблемы начались после того, как я сменил работу – устроился фотокорреспондентом в крупное издательство. Работа разъездная, постоянные командировки, много общения с разными людьми. Пока я вкалывал, жена закрутила роман с другим. Мы развелись, причем очень быстро, и я с головой ушел в работу. И в алкоголь. Быстро рос в карьере, понеслись всякие презентации и банкеты. И уже пошло все по нарастающей. Употребление спиртного я уже не контролировал, мог упиться до посинения, не помнить даже, как домой попал. А с утра опохмелился, чтобы не развалиться совсем – и на работу. Но потом начались запои, первый раз на 5 дней ушел, а потом и на неделю. А периоды трезвости уменьшались постепенно. Пока в один «прекрасный» момент меня не накрыл инфаркт миокарда. Очнулся в больнице, еле живой. Месяц там пробыл, потом восстанавливался долго. Врач сказал, что если буду продолжать пить, года не проживу – артерии сердца в отвратительном состоянии. Что делать? Я понятия не имел, куда обратиться. В наркологический диспансер? В группы трезвости? Ни туда, ни туда не хотелось. В городских больницах афишировать свою болезнь не собирался, группы тоже не мое. По совету знакомого обратился в вашу клинику. Собственно, без особых ожиданий, без надежд на излечение. Довел себя до ручки почти, даже врач год пророчил жизни. Но все мои опасения были напрасны, профессионалы вашей клиники смогли справиться даже с такой запущенной формой алкоголизма. Я только сейчас почувствовал, как многого я был лишен, постоянно пребывая в пьяном состоянии.
Елена Т., 35 лет
В клинику ««Альянс КРК» я обратилась в октябре 2016 года для того, чтобы врачи помогли избавить от алкогольной зависимости моего отца – Дмитрия Сергеевича. Врач посоветовал комплексную терапию: капельницы для восстановления организма, психологическую помощь, которая поддерживает отказ от алкоголя, а еще капельница, отвращающая от спиртного – не помню точное название лекарства. После проведенного лечения у папы через три месяца был срыв, вызванный праздничными выходными – все же друзья употребляют! После праздников мы снова обратились в «Альянс КРК», повторили курс. А потом решили все – таки поставить имплантированную таблетку на год. Папа сам уже был не против кардинальной меры – после общения с психологом он значительно переменил свое мнение на тему алкоголя. К тому, здоровье тоже изрядно подкосилось с этим злоупотреблением. Кардиолог выявил аритмию и нарушение сердечного ритма. После установки импланта папа не пьет вообще. И даже не пытается, надо заметить. Не спрашиваю, боится ли он последствий или просто смирился с полным отказом от алкоголя, мы решили с мамой не поднимать лишний раз эту тему. Мы еще и курс для родственников прошли алкоголиков, чтобы знать, как вести себя с ним. Теперь при нем не выпиваем даже бокала вина - не провоцируем. И друзей, с которыми он раньше выпивал, не допускаем к общению. Теперь главное продержаться после завершения действия лекарства - тогда придется снова поработать с психологом.
Константин М., 27 лет
Наркоманом себя Константин не считал до последнего. Даже, когда начал выносить из дома деньги и вещи, живя при этом с родителями. Начал употреблять наркотики Константин в 25 лет. И в 27 уже плотно сидел на них. В минуты просветления он понимал, что самому ему уже не справиться с этой зависимостью, и откровенно говорил с родителями. Те пытались его поддержать, хотели помочь. Но у пациента хватало решимости ненадолго. Он сбегал, снова срывался и приходил домой уже в состоянии наркотического опьянения.

Он продал практически все свои вещи – ноутбук, хороший телефон, планшет. После этого он начал брать деньги у родителей, выпрашивая или же беря без спроса.

Когда родители поняли, что им не под силу вытащить сына из этой ямы, они обратились к нам в клинику. Врач психиатр-нарколог Ширяева Елена Владиславовна с трудом нашла подход к сложному пациенту. На тот момент Константин был практически в невменяемом состоянии. Родители приняли решение поместить его в клинику для восстановления. Специальный курс очистки крови и детоксикации, вывод из состояния абстиненции помогли на начальном этапе. Затем последовала психологическая помощь. Курсы по управлению эмоциями, переключению внимания на другие вещи, чтобы мысли о наркотиках не затмевали сознание. Для физического восстановления была подобрана особая диета, витаминная программа и физические упражнения.

Сейчас уже больше трех лет Константин ведет здоровый образ жизни, у него отличная работа, он приобрел автомобиль, помогает родителям и собирается покупать квартиру.