Заказать звонок
Бесплатная консультация к кандидата медицинских наук, врача психиатра-нарколога. Записаться на консультацию к врачу
Быстрое вытрезвление. Устранение похмельного синдрома. Кодирование от алкоголизма. Вызвать врача на дом
Бесплатная консультация психолога с 11.00 до 20.00 Записаться на бесплатную консультацию к психологу

Истории выздоровления


Вероника П., 48 лет. История выздоровления от наркотической заисимости

Мой сын принимал наркотики на протяжении 3 лет. Это стало известно, когда его обследовал врач поликлиники на профилактическом осмотре – уколы на сгибах рук. Меня оповестили, я была расстроена, как никогда в жизни. Но была готова бороться за здоровье парня. Так как я никогда не сталкивалась с наркоманами, даже и читала про это мало, я была не готова к его поведению – агрессия, ломка. Он даже на стены бросался, лишь бы удалось найти наркотик, и получить облегчение. Как только я не пыталась его уговорить лечиться – бесполезно, потом уже просто скандалил со мной. Я в ногах валялась, плакала – видимо, наркотики меняют человека очень сильно. Когда он дошел уже до того, что начал красть деньги и вещи из дома, я поняла, что больше так продолжаться не может. Нашла в интернете информацию о такой услуге, как интервенция – принудительно-добровольное убеждение лечиться. Решила действовать. Когда сын был дома, вызвала бригаду из «Альянс КРК» для того, чтобы забрать сына на лечение в больницу. Приехало двое человек, со всем необходимым. Сын устроил истерику, чуть ли не нападал на врачей. Я подумала, что все зря – не удастся. Но, к моему удивлению, им удалось уговорить сына поехать лечиться. Они его посадили нас в свою машину и отвезли прямо в стационар. Вещи я потом уже привезла. После лечения удалось добиться первой ремиссии за три года. Я очень рада, что в нашей истории есть положительные сдвиги.

Наталья, 20 лет. История выздоровления от алкогольной заисимости

Мой сын принимал наркотики на протяжении 3 лет. Это стало известно, когда его обследовал врач поликлиники на профилактическом осмотре – уколы на сгибах рук. Меня оповестили, я была расстроена, как никогда в жизни. Но была готова бороться за здоровье парня. Так как я никогда не сталкивалась с наркоманами, даже и читала про это мало, я была не готова к его поведению – агрессия, ломка. Он даже на стены бросался, лишь бы удалось найти наркотик, и получить облегчение. Как только я не пыталась его уговорить лечиться – бесполезно, потом уже просто скандалил со мной. Я в ногах валялась, плакала – видимо, наркотики меняют человека очень сильно. Когда он дошел уже до того, что начал красть деньги и вещи из дома, я поняла, что больше так продолжаться не может. Нашла в интернете информацию о такой услуге, как интервенция – принудительно-добровольное убеждение лечиться. Решила действовать. Когда сын был дома, вызвала бригаду из «Альянс КРК» для того, чтобы забрать сына на лечение в больницу. Приехало двое человек, со всем необходимым. Сын устроил истерику, чуть ли не нападал на врачей. Я подумала, что все зря – не удастся. Но, к моему удивлению, им удалось уговорить сына поехать лечиться. Они его посадили нас в свою машину и отвезли прямо в стационар. Вещи я потом уже привезла. После лечения удалось добиться первой ремиссии за три года. Я очень рада, что в нашей истории есть положительные сдвиги.

Аня, 29 лет. История выздоровления от наркотической заисимости

Когда мне было 17, моя мама стала выпивать. Началось это с посиделок с друзьями, походов в бары и рестораны. А закончилось зависимостью от алкоголя. Через два года усиленного употребления, мама стала жаловаться на желудок – болит. При этом она говорила, что спиртное помогает ей эту боль перетерпеть. К врачу идти отказывалась, в поликлинику тоже не шла. Я была в отчаянии. Как помочь? Что делать? Как мне себя с ней вести? Позвонила на горячую линию бесплатной помощи, но толком мне там ничего не сказали – вода одна. С бабушкой мы не общались – мамина мама умерла, а ее свекровь – папина мама – была против моего рождения. Я решилась позвонить ей, но в ответ получила кучу негатива из области « сами виноваты, так вам и надо». Я уже совсем в депрессию впала, когда неожиданно объявился мой отец, который нас бросил в мои 1.8 мес. И, вроде бы, согласился помочь – ему бабушка рассказала. Нашел клинику, где берутся за излечение таких случаев, и оплатил 3 курса лечения сразу. У меня денег не было вообще – мама почти не работала даже, подработку дома бросила. А то, что я зарабатывала на листовках, шло на еду. Я была очень рада, когда мама перестала выпивать – ее закодировали. Как будто ключик повернули – вернулся нормальный человек. А с желудком оказалась действительно проблема – открылась язва. Но и это уже лечится. Сейчас мама в полном порядке, нашла работу по специальности, плюс папа помогает.

Мария Александровна, 34 года. История выздоровления от наркотической заисимости

Когда мне было 17, моя мама стала выпивать. Началось это с посиделок с друзьями, походов в бары и рестораны. А закончилось зависимостью от алкоголя. Через два года усиленного употребления, мама стала жаловаться на желудок – болит. При этом она говорила, что спиртное помогает ей эту боль перетерпеть. К врачу идти отказывалась, в поликлинику тоже не шла. Я была в отчаянии. Как помочь? Что делать? Как мне себя с ней вести? Позвонила на горячую линию бесплатной помощи, но толком мне там ничего не сказали – вода одна. С бабушкой мы не общались – мамина мама умерла, а ее свекровь – папина мама – была против моего рождения. Я решилась позвонить ей, но в ответ получила кучу негатива из области « сами виноваты, так вам и надо». Я уже совсем в депрессию впала, когда неожиданно объявился мой отец, который нас бросил в мои 1.8 мес. И, вроде бы, согласился помочь – ему бабушка рассказала. Нашел клинику, где берутся за излечение таких случаев, и оплатил 3 курса лечения сразу. У меня денег не было вообще – мама почти не работала даже, подработку дома бросила. А то, что я зарабатывала на листовках, шло на еду. Я была очень рада, когда мама перестала выпивать – ее закодировали. Как будто ключик повернули – вернулся нормальный человек. А с желудком оказалась действительно проблема – открылась язва. Но и это уже лечится. Сейчас мама в полном порядке, нашла работу по специальности, плюс папа помогает.

Никита, 24 года. История выздоровления от наркотической заисимости

Если говорить об отказе от наркотиков, то моя жизнь разделилась на две половины – во время приема этой гадости, и после того, как я вылечилась. Когда я нюхала кокаин, я была веселее и энергичнее, чем обычно. Кажется, что горы можно свернуть, но действие его быстро проходит, нужно добавление дозы. И так ты существуешь от приема до приема. Мне проще было втирать в десны, поэтому слизистая носа не так уж и пострадала – просто заложенность была. А вот психика пострадала – возникли галлюцинации, мне казалось, что на мне сидит тысячи кусающихся мух, я впадала в истерику, пыталась их согнать…Самой отказаться от него невозможно, я так думаю. Уж слишком сильную зависимость он создает. Мне повезло, что у меня была возможность лечиться - я прошла в стационаре несколько курсов адаптационной терапии вместе со своей семьей – они консультировались с психологом-наркологом. То, что я сегодня не употребляю кокс – скорее чудо, чем норма. Все мои знакомые, пытающиеся слезть самостоятельно, потерпели крах, а некоторых уже и в живых нет. Я считаю, что это настолько опасная вещь, что даже прикасаться к ней опасно – с первого раза можно получить привыкание. Про состояние здоровья уже и не говорю – оно просто в упадке после нескольких употреблений. Я выбралась, благодаря своевременной помощи.

Тимур Х., 39 лет. История выздоровления от наркотической заисимости

Если говорить об отказе от наркотиков, то моя жизнь разделилась на две половины – во время приема этой гадости, и после того, как я вылечилась. Когда я нюхала кокаин, я была веселее и энергичнее, чем обычно. Кажется, что горы можно свернуть, но действие его быстро проходит, нужно добавление дозы. И так ты существуешь от приема до приема. Мне проще было втирать в десны, поэтому слизистая носа не так уж и пострадала – просто заложенность была. А вот психика пострадала – возникли галлюцинации, мне казалось, что на мне сидит тысячи кусающихся мух, я впадала в истерику, пыталась их согнать…Самой отказаться от него невозможно, я так думаю. Уж слишком сильную зависимость он создает. Мне повезло, что у меня была возможность лечиться - я прошла в стационаре несколько курсов адаптационной терапии вместе со своей семьей – они консультировались с психологом-наркологом. То, что я сегодня не употребляю кокс – скорее чудо, чем норма. Все мои знакомые, пытающиеся слезть самостоятельно, потерпели крах, а некоторых уже и в живых нет. Я считаю, что это настолько опасная вещь, что даже прикасаться к ней опасно – с первого раза можно получить привыкание. Про состояние здоровья уже и не говорю – оно просто в упадке после нескольких употреблений. Я выбралась, благодаря своевременной помощи.

Виктория С., 31 год. История выздоровления от алкогольной заисимости

Я обратилась в клинику «Альянс КРК» по поводу своего мужа – после того, как он вернулся из зоны военных действий (он контрактный военнослужащий), его никак не отпускало психологическое напряжение. Врачи – консультанты работали с нами – эффекта было мало. Через какое-то время заметила, что Дима стал выпивать все чаще, причем в больших количествах. Уже спать не ложился, пока не опустошит пять-шесть бутылок литровых пива. Ругаться, беседовать – было бесполезно. У него на все был готов ответ: «Психолог мне не помог, сама знаешь, а мне плохо». Я думала, что это пройдет, временное явление. Но проблема усугубилась, причем сильно. От того, что не мог найти себе применение на гражданке, Дима стал агрессивным, мог наорать на меня и дочку ни за что. И после этого даже не попросить прощения. Когда он на меня поднял руку впервые, я была в таком шоке, что даже плакать не могла. На следующий день мы собрали сумки, и, пока его не было, вышли из дома и поехали к моей маме. Уже просто страшно было за свое состояние и за дочкину психику. Через неделю он объявился на пороге маминой квартиры – обещал исправиться, сказал, что согласится на любые варианты лечения, предложенные мною. Я выбрала длительный курс лечения в наркологической клинике и обстоятельные беседы с психиатром при моем участии, как пострадавшей стороны. Врач сказал, что имела место моральная травма, поэтому психика так отреагировала. Но ситуацию можно поправить – было бы желание. Если бы врач мне сказал, что дело бесполезное – я уже готова была выйти из клиники и никогда с этим человеком не общаться. Но врач обнадежил, подтвердил, что все не так плохо, как кажется. Назначил курс лечения, муж его прошел, потом еще раз повторно. Больше подобных приступов не было ни разу, не пьет вообще, дочку на руках носит и корит себя за то, что посмел нас так напугать. Все наладилось, чему я очень рада.

Евгений М., 31 год. История выздоровления от алкогольной заисимости

Я обратилась в клинику «Альянс КРК» по поводу своего мужа – после того, как он вернулся из зоны военных действий (он контрактный военнослужащий), его никак не отпускало психологическое напряжение. Врачи – консультанты работали с нами – эффекта было мало. Через какое-то время заметила, что Дима стал выпивать все чаще, причем в больших количествах. Уже спать не ложился, пока не опустошит пять-шесть бутылок литровых пива. Ругаться, беседовать – было бесполезно. У него на все был готов ответ: «Психолог мне не помог, сама знаешь, а мне плохо». Я думала, что это пройдет, временное явление. Но проблема усугубилась, причем сильно. От того, что не мог найти себе применение на гражданке, Дима стал агрессивным, мог наорать на меня и дочку ни за что. И после этого даже не попросить прощения. Когда он на меня поднял руку впервые, я была в таком шоке, что даже плакать не могла. На следующий день мы собрали сумки, и, пока его не было, вышли из дома и поехали к моей маме. Уже просто страшно было за свое состояние и за дочкину психику. Через неделю он объявился на пороге маминой квартиры – обещал исправиться, сказал, что согласится на любые варианты лечения, предложенные мною. Я выбрала длительный курс лечения в наркологической клинике и обстоятельные беседы с психиатром при моем участии, как пострадавшей стороны. Врач сказал, что имела место моральная травма, поэтому психика так отреагировала. Но ситуацию можно поправить – было бы желание. Если бы врач мне сказал, что дело бесполезное – я уже готова была выйти из клиники и никогда с этим человеком не общаться. Но врач обнадежил, подтвердил, что все не так плохо, как кажется. Назначил курс лечения, муж его прошел, потом еще раз повторно. Больше подобных приступов не было ни разу, не пьет вообще, дочку на руках носит и корит себя за то, что посмел нас так напугать. Все наладилось, чему я очень рада.

Лидия Михайловна, 53 года. История выздоровления от наркотической заисимости

Я впервые попробовал лсд в 19 лет. Такие ощущения невероятные! Затянуло, стал пробовать чаще. Считается, что сложно получить передозировку этого наркотика, поэтому в дозах я не был ограничен. Иногда так накрывало, что на протяжении 12 часов летал в галлюциногенных кошмарах. Но последствия тоже были – депрессняк, жуткая тоска какая-то, прямо иногда о самоубийстве думал даже. Благо, вовремя меня отвлекли от этого друзья. В 22 года я познакомился с девушкой и она знала, что употребляю лсд, всячески пыталась меня заставить бросить. На какое-то время это удавалось, потом снова возвращался к употреблению. В конце концов, наши отношения были поставлены в тупик – мы встречались год и планировали пожениться, но моя девушка прочитала, что лсд вызывает необратимые последствия в хромосомах, поэтому было неизвестно, чего ждать в будущем от здоровья возможных детей. Три раза расставались, опять сходились, пока не договорились, что пойду лечиться в нормальную наркологическую больницу. Сам выбрал, куда сдаваться, моя половина меня поддержала. После одного курса я на протяжении года не пробовал лсд. Но когда попробовал – согласен, не стоило, неудачно сорвался – понял, что мне это больше не интересно. Не цепляет, важнее другие вещи. И больше к этому не возвращался.

Константин В., 26 лет. История выздоровления от наркотической заисимости

Я впервые попробовал лсд в 19 лет. Такие ощущения невероятные! Затянуло, стал пробовать чаще. Считается, что сложно получить передозировку этого наркотика, поэтому в дозах я не был ограничен. Иногда так накрывало, что на протяжении 12 часов летал в галлюциногенных кошмарах. Но последствия тоже были – депрессняк, жуткая тоска какая-то, прямо иногда о самоубийстве думал даже. Благо, вовремя меня отвлекли от этого друзья. В 22 года я познакомился с девушкой и она знала, что употребляю лсд, всячески пыталась меня заставить бросить. На какое-то время это удавалось, потом снова возвращался к употреблению. В конце концов, наши отношения были поставлены в тупик – мы встречались год и планировали пожениться, но моя девушка прочитала, что лсд вызывает необратимые последствия в хромосомах, поэтому было неизвестно, чего ждать в будущем от здоровья возможных детей. Три раза расставались, опять сходились, пока не договорились, что пойду лечиться в нормальную наркологическую больницу. Сам выбрал, куда сдаваться, моя половина меня поддержала. После одного курса я на протяжении года не пробовал лсд. Но когда попробовал – согласен, не стоило, неудачно сорвался – понял, что мне это больше не интересно. Не цепляет, важнее другие вещи. И больше к этому не возвращался.