+7(495)369-65-66 +7(800)707-04-29
мы открыты 7 дней в неделю 24 часа
Заказать звонок

Истории выздоровления


Эмма У. Москва

Когда мой ребенок впервые попробовал наркотики я точно, к сожалению, не знаю. И, несмотря на то, что я до сих пор настороженно слежу за каждым уходом его из дома, я понимаю, что все равно не смогу проконтролировать его. Нельзя скрыть человека от жизни. Я мать, но я не бог. Сейчас Алеша здоров, но еще год назад он принимал наркотики. Мне казалось, что у него сложный подростковый период, такой этап взросления. Взрывной, раздражительный, иногда наоборот – апатичный. А оказалось, что причиной тому химический яд, которым его снабжали однокурсники.

Даже врач сначала не обнаружила у него сформированной зависимости. Но мои подозрения не оставляли меня. После того мы сделали полноценный анализ в клинике, лаборанты на 100% подтвердили употребление, да еще и сказали примерное время приема наркотиков. Казалось, что сердце просто выпрыгнет из груди от страха. Срочный поиск информации о наркологических клиниках привел меня в «Альянс». Более полугода длился курс терапии, в течение которого я молилась: «Только бы получилось, только бы мой сын был здоров!». Врачи смогли сотворить чудо, Алексей поборол зависимость.

Полина Г. Москва

Когда говорят, что алкоголики – это больные люди, но многие не понимают всей глубины зависимости. Зависимость я бы сравнила с бездной или водоворотом: ты знаешь, что смертельно, но сил противиться просто нет. Может быть, я слабачка. Но, судя по количеству пьющих людей у нас в стране, я не одна такая. Без врачей, на собственном энтузиазме вытягивают себя единицы. Большинство спивается и умирает.

Мое пьянство длилось четыре года, на протяжении которых я делала вещи, за которые сейчас стыдно. А процесс лечения я одновременно вспоминаю с теплотой и с отвращением, ведь теперь мне кажется, что это была не я. Не я была алкоголиком, не я устраивала скандалы врачам. Разве я сейчас так бы поступила? Алкоголь вытаскивает все самое плохое в человеке, его темные стороны, которые в реальной жизни бы не показывались. Хорошо, что в «Альянсе» все отлично знают специфику работы с зависимыми. И крики, сопротивление воспринимают спокойно. Моя жизнь изменилась после отказа от спиртного, но теперь возникла другая проблема: что делать на этой новой ступени? Я пока еще не идеально адаптировалась. Хотя главное дело сделано – я избежала худшего.

Виолетта М. Москва

Для меня алкоголь был всегда антидепрессантом. Я являюсь генеральным директором производственного предприятия. Что это такое на самом деле - огромный стресс. Недовольные акционеры, постоянные чп на производственной линии, беседы с поставщиками и потребителями. У меня нет времени ни на что, по сути. Я приезжаю домой иногда к 10 часам вечера и падаю в кровать. Все домашние дела на домработнице. Но даже собаку завести не могу, потому что часто езжу в командировки – банально некому ухаживать как полагается. Выходные просто сплю. Семьи не сложилось, детей, соответственно, тоже нет.

Иногда не могла заснуть вечером – выпивала два бокала хорошего вина или бренди. Потом так привыкла, что без алкоголя уже не могла заснуть, потому что кажется, что голова расколется от размышлений. Обратилась за помощью в клинику наркологии «Альянс», так как психолог посоветовал лечиться у психотерапевта-нарколога - появилась зависимость от алкоголя. Долгий путь к здоровью был пройден, я осознала, что вариантов избавления от стресса множество. И можно выбирать любой, только не употреблять. Алкоголь – точно тупиковый путь, ниже падать просто некуда.

Степан Г. Москва

Мы достаточно часто с друзьями выезжаем на рыбалку. Ну, в там уже весь аспект хорошего отдыха: водочка, уха, гитара. Трезвенников-язвенников в компании нет, отдыхаем по-полной. В основном, мужской компанией. Периодически жены с нами ездили в Астрахань, но без них куда веселее, если честно. Конечно, моей жене это все не нравилось. Дошло до того, что она собрала вещи и ушла. Я подумал, что это демонстративно, тем более с детьми. Ну, думаю, вернется, а сам пока отдохну. Работаю я на себя, отпрашиваться не надо ни у кого. Пил в компании около четырех дней - не помню уже точно, а потом уже дома продолжил.

Внезапно стало плохо, я еле сумел доползти до телефона и скорую вызвать. Пролежал в больнице две с лишним недели, а доктор строго запретил пить. Сказал, что если не брошу пить сейчас, следующий запой закончится в морге. Меня это встряхнуло, начал искать возможности лечения. Обратился в вашу клинику и не прогадал. Серьезно у вас все поставлено, как надо. Закодировался на полгода, но больше лечение было психотерапевтическое. Здорово, что вовремя нашел «Альянс», сам я вряд ли бы справился.

Армен Д. Москва

Мне двадцать девять лет, живу в Москве, проблем особых по жизни никогда не было. Начал принимать кокаин в клубах, как развлечение. Втянулся, отвыкнуть уже не смог, это стало образом жизни – компания, драйв, почти еженочное веселье. Родителям было не до меня: папа руководит крупным банком, у мамы тоже свои заботы. Конечно, мне многое позволялось, но я и не маленький мальчик уже. Мы жили отдельно вместе с моей девушкой, поэтому никто не вмешивался в мою жизнь. Но Алина переехала вместе с родителями в Америку. Она учиться, папа развивать свое дело. Со мной она решила расстаться. Не скажу, что для меня это стало серьезным ударом, но я стал больше проводить времени с друзьями, еще больше веселья и развлечений.

Кокаин стал постоянным спутником вечеринок. Но его стало нужно все больше и больше. Я заметил, что у меня постоянные проблемы с носом. Как будто вечная аллергия. Закончилось все банальным приходом родителей в гости не вовремя. Они увидели всю подготовительную атрибутику к приему кокаина. Разразился жуткий скандал, родители отправили меня на лечение в наркологическую клинику. Примерно через семь месяцев я закончил лечебный курс, но периодически встречаюсь с психотерапевтом дополнительно. Было очень трудно отказаться от привычки. Я перестал встречаться с друзьями, потому что они продолжали баловаться кокаином. Оказалось, что наркотики – это не приговор.

Олег И. Москва

Мой тридцать пятый день рождения прошел идеально: куча друзей, родители, родственники. Мы замечательно посидели на уютной даче, шашлычки под Хванчкару и Мукузани. Все как у людей, как говорится. Но через два дня приехал мой друг из Владивостока, и мы пропали в алкогольной пучине. Родственники в шоке, я не в состоянии оценить масштабы трагедии. А конец отпуска все ближе – я брал три недели. Мама хватается за голову, жена судорожно ищет врачей-наркологов. В итоге я попал в «Альянс», и своим родственникам благодарен бесконечно, могли бы и в менее комфортабельное место отправить. Неделя прошла в палате улучшенного типа как в санатории. И очень грамотные врачи, настоящие профессионалы. К выходу из отпуска был в полной норме. И, поддавшись уговорам жены, закодировался. Пусть моя печень годик отдохнет, а там посмотрим. Может, совсем брошу.

Валерий Л. Москва

Последнее, что я помню после праздников, это слова жены и еще кого-то, кто уговаривает меня ехать в больницу. Я согласился, но помню все смутно, как в тумане. Дальше память кусками возвращается: капельницы, детокс-процедуры, медсестра. Жена привезла вещи, я тогда еще не осознал, что я в больнице надолго. А потом начал приходить в себя, врачи много разговаривали со мной. Я понял, что если на кого и нужно обижаться, то только на самого себя: не злился, что меня жена привезла в «Альянс». В режим быстро втянулся. Даже, черт возьми, понравилось! Работа с врачами, снова процедуры, вечерами читать даже начал. Жена приезжала, плакала, ей было жалко меня. А я наоборот как будто прилив сил ощутил. Говорю: «Все будет хорошо, Лиль, не думай о плохом. Прорвемся». Пообещал ей во всем слушаться лечащего доктора и бросить уже пить наконец. Вспоминаю с огромным позитивом всех сотрудников клиники и даже некоторых пациентов. Может, звучит пафосно, но моя жизнь поменялась. Я стал по-другому все воспринимать, ушли эти «осколки злого зеркала». Помните «Снежную королеву?». Мир снова засиял новыми красками.

Юлиан К. Москва

Иногда бывают такие моменты, когда жизнь поворачивается на сто восемьдесят градусов. И, глядя на себя вчерашнего, ты не понимаешь, как мог быть таким. Я попал в клинику «Альянс» после клинической смерти, вызванной наркотическим опьянением. Принял слишком большую дозу, и это практически завершило мою жизнь. Но врачи меня откачали и направили в наркологическую клинику, потому что те услуги, что предлагает бесплатная медицина, полноценным лечением назвать сложно. Я выбрал вас по отзывам и советам знакомых. Когда я пришел впервые, мое состояние было очень мрачным, пессимистическим. Я был нервным от нехватки наркотика, психически нестабильным. Здесь я научился жить чистым. Что это значит для наркомана, поймет только наркоман. Это новая жизнь, в которой можно жить свободно, не ища судорожно деньги, чтобы вколоть героин. Если клиническая смерть подтолкнула меня к переменам, то осуществляли эти перемены вместо со мной врачи «Альянса». Это бесценно и невероятно важно.

Виталий Т. Москва

Меня зовут Виталий, мне сорок восемь лет. Сам я приехал в Москву двадцать пять лет назад из Липецка, выпить и тогда уже любил. Особенно по праздникам отмечали часто. Но раньше как-то проще люди к этому относились. Ну, выпил. Сейчас модно вообще не пить. А я считаю, что не так страшно выпить иногда, посидеть в хорошей компании. Просто у меня это перешло в тяжелую стадию, лишка хватанул. А организм не железный оказался, почки стали шалить. Тогда я обратился в «Альянс» для того чтобы мне провели восстановительное лечение. Пролежал почти месяц, за это время поправил здоровье. Предлагали кодировку, но я отказался. Хочу один раз попробовать сам собраться и не пить. Не получится – вернусь долечиваться. Теперь я знаю место, куда можно спокойно обращаться, чтобы тебя привели в чувство. Удивился отношению работников клиники – как к родному, у меня жена менее терпеливая и заботливая.

Лиана М. Москва

Моя дочь очень хотела справиться с наркозависимостью. Но сил не хватало. Она плакала, терзала и себя, и нас с ее отцом. «Мама, я так больше не могу, я просто вам мешаю жить. Не могу бросить». Мы делали все, что могли: курсы психологов, гипноз, капельницы. Но все это либо не помогало совсем, либо на очень краткое время. Совершенно случайно встретила на улице старую знакомую, которой в разговоре пожаловалась на жизнь. Она мне посоветовала «Альянс», как место, где работают мастера своего дела. Первый курс лечения мы прошли в январе 2017 года, четыре месяца. А потом, после небольшого перерыва, пришлось оставить дочь на второй курс, по настоянию врачей еще на пять месяцев – закончили как раз в конце 2017. Совершенно точно могу сказать, что врачи невероятного уровня. Я также получала психологическую помощь, как созависимый человек. Дочь просто поменялась как внутренне, так и внешне. Наладилось абсолютно все: ее поведение, настроение, самочувствие. Мы даже взяли за правило отмечать второй ее день рождения в первый день выхода из клиники. Символично: все с нуля, все по-новому!